Labrys Kyrgyzstan :: организация ЛГБТИКС сообществ Кыргызстана

Авторизация:  Вход | Регистрация

Аутинг. Личные истории

29.09.2017

Каминг-аут — это осознанное решение человека рассказать о своей сексуальной или гендерной идентичности. К выбору сделать каминг-аут приходят поэтапно, оценив риски и подготовившись к началу процесса принятия этой информации родными и близкими. Но из-за халатного отношения, неосознания последствий разглашения информации, гомо-, би- и трансфобии окружающих  ЛГБТ-людям часто приходится делать вынужденный каминг-аут или переживать аутинг — предание гласности информации о сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека без его на то согласия. ЛГБТ-активист_ки, идентичности которых раскрывали без их согласия, поделились своими историями, чтобы напомнить, что никто не вправе совершать аутинг, так как от этого зависит ход жизни, чувства и психологическое состояние людей.

__________________________________________________________

Это было в далекие студенческие годы. Я училась в физкультурном институте. Я скрывала тот факт, что меня влечет к девушкам. О моих гомосексуальных предпочтениях знали единицы моих "подруг-одногруппниц", с которыми я могла поговорить об этом. Но в какой-то момент я поняла, что об этом стали говорить все, кому не лень, и когда я училась на последнем курсе, ко мне приставали одногруппники с предложениями "замутить групповушку", помочь им найти таких же красоток, которые приходят ко мне.

Позже, когда меня оставили на кафедре преподавать, студентки иногда "строили глазки" и были такие, кто в любви признавались. Сейчас я вспоминаю это все со смехом, но в те моменты мне хотелось исчезнуть и стать невидимой, потому что мне было противно от того, насколько мое личное стало темой обсуждения среди студентов и преподавателей Академии.
В моем случае аутинг сделали мои одногруппницы, и я долго еще боялась делать каминг-аут другим людям, вспоминая этот печальный опыт.

17 мая 2015 год, запомнили все, кто был на мероприятии Лабрис в "Астории Гарден". Наше мероприятие сорвали радикальные группировки "Калыс" и "Кырк Чоро", заслав к нам псевдо-лесбяинок. Одна из них была журналисткой газеты Дело_№. В итоге через два дня, 19 мая, в этой самой газете Дело№ вышел материал на несколько страниц, в котором было несколько фотографий. На одной из фотографий, на пол страницы, была я с милиционером, который вел меня под руку к машине. Фотография была подписана: «Милиционер и девушка... а вы подумали парень?»
В итоге, после выхода данного номера с моим фото в статье, где описывался "шабаш лесбиянок" меня стали узнавать в общественных местах. В одной больнице врач спрашивал меня, отношусь ли я к "таким", так как он видел меня в газете.
Вот так, я "прославилась" благодаря Дело_№.
Долгое время у меня был страх, что кто-нибудь подойдет и ударит только за то, что узнал меня на фото из газеты.


__________________________________________________________


В моей прошлой идентичности, когда я идентифицировал себя как лесбиянка, я встречался с одной девушкой. Ее звали Света. Мы встречались 3 года, снимали квартиру и жили вместе. И в один момент она сказала, что хочет рассказать все своим родителям. Я не мог ей сказать нет, потому что это был ее выбор. Я ей говорю: «Ну окей, если ты хочешь, ты можешь рассказать». Она рассказала, ее родители на первый взгляд все адекватно приняли, ничего агрессивного не было. Но потом ее отчим приехал, чтобы поговорить. Она села в машину, он закрыл двери и уехал. После того, как он ее забрал, родители Светы поехали к моим родителям. Так получилось, потому что подруга Светы рассказала им обо мне, где я живу, где живут мои родители, в общем аутнула меня. Поэтому они знали куда поехать, рассказали все моим родителям. Я этого не знал, просто однажды я услышал от них: «Нам нужно поговорить» Я сразу понял о чем. Мои родители были в шоке. Я вышел с работы и не мог пойти домой. Прошел где-то час, я выкурил целую пачку сигарет, прежде чем собраться с мыслями. И когда я пришел домой, в меня кинули визиткой «Лабриса» со словами: «Что это такое?».

Они плакали, говорили, что заберут меня домой, запрут в комнате. Но я им сказал, что в этом нет смысла, я даже если полгода просижу в комнате, то выйду и скажу то же самое.

Так они узнали обо мне. До моего следующего каминг-аута как транс-парня мои родители старались эту тему не поднимать и делали вид, что ничего не произошло.

Вторая история аутинга произошла, когда я работал в «Лабрисе». Мы делали тренинг для юристов, и на этом тренинге участвовали разные юристы, и в том числе там был юрист, который оказался знакомым мамы моей партнерки Дианы. И вот в один день этот юрист, Данияр, к ней приходит и спрашивает: «А где Диана?» Мама Дианы ответила, что Диана съехала, живет со своим парнем. Потом он спросил у нее, сменил ли я документы, добавляя: «У него же женский паспорт». Ее мама, не зная ничего, говорит: «Он же мужчина, как он может сменить паспорт». И он тогда все-все ей рассказал. Она сразу позвонила Диане, чтобы выяснить, почему она обманывала, почему не говорила. В этот же день она должна была встретить меня в аэропорту.
Я прилетаю, уже в курсе, что она все знает, знаю, 
о чем мы будем говорить до самого города после того, как я сейчас выйду из аэропорта. Сажусь в машину, она начинает издалека. Я не стал тянуть и сделал вынужденный каминг-аут. Сказал ей о том, что я - транс мужчина.



__________________________________________________________

Я сам не признавался. Это был аутинг. Я работал в парикмахерской, и бывало, что когда я поздно освобождался, я там ночевал. И в прошлом году, меня не было дома три дня, и папа думал, что я на работе ночую. Я с ним не созванивался. 

Через три дня он заехал ко мне на работу и начал спрашивать, где я, что я делаю, прихожу ли. И тут моя начальница рассказала, что несколько раз колола мне омнадрен, мужские гормоны. Еще сказала, что я хожу в какой-то клуб, что ко мне «какие-то не такие» друзья приходят стричься. Папа в шоке был. Я в тот вечер приехал домой. Мама с папой такие подозрительные были, еле начали этот разговор. Мамина реакция была очень спокойной, хотя я думал, что она будет ругаться, плакать, но она очень спокойно отнеслась к этому. У нее был один вопрос: зачем я это делаю. Ну еще она спрашивала: «Ты что хочешь стать мальчиком? Что тебя не устраивает?» Папа начал кричать, винить себя, говорить, что он зря отдал меня на футбол, что это ненормально.

Последнее, что он сказал мне: «Ты никогда не станешь мужиком. Запомни это.» Больше мы с ним не разговаривали, не виделись. Уже больше года я с папой не общаюсь. С мамой мы хотя бы созваниваемся, она домой постоянно приглашает, но мне не хочется ее расстраивать, потому что я внешне изменился. Мои родители знают, что они ни в чем не виноваты, что это моя жизнь, я так хочу, и что я таким родился.

Все материалы

Комментарии:

Нет комментариев

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу

Подписаться

Цитата месяца:

  • Армистед Мопин, американский писатель, р. 1944

    Армистед Мопин, американский писатель, р. 1944

    Моя гомосексуальность заставила меня сожалеть только об одном: я слишком долго ее в себе подавлял. Я провел свою молодость в страхе, что кто-нибудь обо мне узнает, хотя мог бы любить и быть любимым. Не повторяйте моей ошибки. Жизнь чертовки коротка.

    Все цитаты

Библиотека:

  • Desk research: Health and rights of LGBT in Kyrgyzstan

    Desk research: Health and rights of LGBT in Kyrgyzstan

    COC – Labrys – Kyrgyz Indigo

    This is an English version of the document that was developed on the basis of an analysis of accessible and openly published sources, data of the LGBT organizations Labrys and Kyrgyz Indigo, and also on the basis of a small field activity specially conducted for the writing of some sections of the report.